Новости«Главная задача — развеять стереотип, что в России варят плохое пиво»

https://center.beer/wp-content/uploads/2019/06/4HZKOvXIbyk0vHnXhmt6-1060x600-1024x580-1.jpg

Директор завода «Белый Кремль» о пивном рынке и работе с кадрами.

В интервью KazanFirst директор пивзавода в Чистополе Никита Мингалев рассказывает, как из подающего надежды историка стал руководителем предприятия, почему тему с алкоголизацией населения эксплуатируют популисты, зачем сегодня варят безалкогольное пиво и чего нужно опасаться при употреблении крафтового пенного напитка.

— Когда вы стали директором пивзавода «Белый Кремль»?

— Моё назначение в качестве директора состоялось в феврале этого года. На сегодняшний день, «Белый Кремль» — самый современный в России завод. Строительство началось в 2017 году, а вот первая варка состоялась уже в июне прошлого года. Нашу продукцию мы стали выпускать в августе.

— О вас говорят, что вы самый молодой руководитель предприятия в Татарстане. Трудно приходится?

— Стереотип «молодой руководитель» меня преследует давно. В этом году будет 10 лет как я работаю в компании «Татспиртпром» — пришел, когда мне было 22 года. В 23 уже работал руководителем аппарата — помощником гендиректора. При Иреке Миннахметове в 27 лет стал директором филиала «Казанского ликеро-водочного» — флагманского завода в структуре нашей компании.

— Какое у вас образование?

— У меня профильное историческое образование. С красным дипломом окончил Казанский государственный университет, истфак. Мой научный руководитель — завкафедрой «Отечественной истории до XX» Елена Вишленкова. Она потом уехала в Высшую школу экономики в Москву и там сейчас преподает. Учился в 8-й гимназии в Казани, в классе с математическим уклоном.

На истфаке занимался студенческими переписями — студенческой статистикой. Тогда стала сильно развиваться, да и сейчас развивается история повседневности. Мне как раз довелось заниматься студенческой повседневностью конца XIX начала XX века. Я окончил вуз в 2009 году.

— Перед вами наверняка стоял выбор — идти дальше в научную деятельность или начать карьеру в какой-нибудь компании?

— Да, меня рекомендовали на поступление в аспирантуру. Но мой научрук уехал, да и я понял, что наука — это всё-таки не совсем мое. Хотя у меня сохранилось много архивных материалов и надеюсь, что мне удастся их обработать и издать когда-нибудь. Кстати, в «Татспиртпром» я устроился не с первого, а со второго раза. Ну и при смене профиля, когда пришел на завод, начал заниматься самообразованием. Доступ к знаниям сейчас свободный, поэтому все зависит от твоего желания. Убежден, что жизнь дает тебе то, что ты просишь, о чем мечтаешь.

— Как вы оцениваете уровень потребления алкоголя в стране?

— Смоделируем ситуацию. На российском рынке есть ТОП-5 крупнейших производителей алкогольной продукции. Если мы завтра договариваемся и закрываем свою деятельность, как вы думаете, от этого алкоголя в стране станет меньше? Просто транснациональные корпорации займут нашу нишу, а значит, алкоголя меньше не станет. Или еще хуже — место легального алкоголя займет продукция подпольных производств.

Если все запретить, станут ли люди меньше пить? Подобные вещи уже делались, когда в СССР вводили сухой закон. Насколько мне известно, тогда резко возросло у населения потребление сахара, произошел резкий скачок выращивания сахарной свеклы. А это ключевой ингредиент в самогоноварении. Люди меньше пить не стали. Население потребляло суррогат или алкоголь домашнего производства. На мой взгляд, запрещать нельзя — это не выход. Нужно выстраивать диалог с людьми, формировать культуру потребления.

Сегодня есть тренд на здоровый образ жизни, на экопродукты. У нас как раз есть безалкогольное пиво. Его можно пить, если ты за рулем или в компании. Например, мы безалкогольное пиво «Белый Кремль» варим по особой рецептуре. Такой напиток полностью натурален и подойдет для тех, кто заботится о своем здоровье и ведет активный образ жизни. Кстати, качество нашей продукции оценили на последней крупнейшей отраслевой выставке, где безалкогольное пиво «Белый Кремль» стало лучшим в России.

Повторюсь, у населения нужно формировать правильную культуру потребления.

— На ваш взгляд, кто является целевой аудиторией вашего продукта?

— У нас не один сорт пива, не одна торговая марка. У каждой есть своя целевая аудитория. У нас недавно был пивовар принца Луитпольда Баварского — Харальд Шуман. Он приезжает к нам с аудитом пива, которое мы производим по лицензии для компании Konig Ludwig International. Мы разговорились с ним по поводу употребления пива в Германии. Он сказал, что практически в каждом административном центре есть небольшие пивоварни, так вот, жители предпочитают пить пиво только производства своего округа, а не привозное из других городов Германии. То есть доля потребительского патриотизма у людей высока, они знают, кто производит пиво, доверяют ему.

Когда мы строили завод, то стояла задача выпускать пиво высочайшего качества. Поэтому для запуска всей технологии, фактически строительства «под ключ» всего завода, мы пригласили именно немцев — компанию Krones.

Мы выпускаем пиво для разного потребителя. У нас есть, например, продукт «Жигулёвское» — для тех, кто ностальгирует по советскому прошлому, сваренное по ГОСТу. У нас есть чешское направление CZ, ну и, конечно, наше флагманское пиво «Белый Кремль».

Главная наша задача — выпускать отечественный продукт, который может конкурировать с импортным пивом. Отсюда слоган нашей продукции — «Разделите нашу гордость!». Концепция музея при заводе так же продвигает ценность: «А кто сказал, что мы не умеем варить пиво? Умеем!». Мы хотим развеять стереотип, что в России варят плохое пиво.

— Сегодня на слуху, как владельцы крупных торговых сетей жалуются на мастериц, которые пекут тортики и продают их в «Инстаграме», потому что они отнимают заметную долю рынка, клиентов и потребителей. Не боятся ли сегодня крупные производители пенного тех, кто варит крафтовое пиво?

— Конкуренция — это всегда хорошо. Самое главное — вопрос качества. Почему-то сложилось мнение, что крафтовое пиво — это всегда качественный напиток. Возможно, и так, решает потребитель, но вопросы контроля качества продукции всегда остаются. Вы должны понимать, что мы инвестировали в завод около 6 млрд рублей не просто так. Всё выверено и просчитано — от рецептуры до контроля качества конечного продукта — в нашей лаборатории.

Приведу пример с фермерскими продуктами. Знаю одну интернет-площадку, которая объединяет фермеров России. Ее основатель в интервью рассказывал, как приходится выстраивать современную систему контроля качества у фермеров, чтобы она соответствовала принятым нормам.

Поэтому кто сказал, что их стандарты качества выше, чем на современном промышленном производстве, где внедрены международные системы контроля?

Крафт — это очень специфический продукт, который может себе позволить не каждый потребитель. Лично я за то, чтобы у каждого человека был выбор: либо купить крафтовое пиво в баре, либо пойти в магазин у дома и приобрести качественное заводское пиво.

— Сейчас ведутся дискуссии вокруг нового техрегламента по пивоварению Евразийского союза. Согласно этому документу, производители смогут заменять до 50% солода зерном или продуктами его переработки и добавлять до 5% сахаросодержащих продуктов. Как вы оцениваете эти изменения?

— Компания «Татспиртпром» выступила против данного техрегламента, и мы не планируем им руководствоваться. Да, техрегламент будет позволять производителям при приготовлении пива заменять до 50% солода зерном или продуктами его переработки, раньше федеральный же закон о госрегулировании производства и оборота алкоголя допускал замену лишь 20%. Иначе напиток не мог называться пивом. После принятия нового техрегламента потребителей начнут вводить в заблуждение. Я сам не понимаю, почему для россиян должны снижаться стандарты качества? Всё-таки пиво — это пиво, а пивной напиток — это другая история. В линейке завода «Белый Кремль» пивного напитка нет. Только настоящее пиво.

— Есть мнение, что качественное пиво — это дорогое пиво. Всё-таки какова сегодня себестоимость качественного пива? Можете назвать для потребителей ориентиры, чтобы они понимали, как распознать контрафакт?

— Сейчас нет минимальной розничной цены на пиво, как, например, на крепкий алкоголь. Но давайте с вами посчитаем, какова себестоимость пива. Для стеклянной бутылки объемом 0,5 л — минимум 16 рублей, именно столько стоит сварить пиво. Доля акциза составляет 10,5 рубля. Отсюда получается, что минимальная цена со склада производителя алкоголя — 31,8 рубля. Не забывайте, что нужно включить логистическую составляющую и розничную наценку. В итоге мы получаем цену около 40 рублей. Пиво меньше этой цены я бы не советовал покупать, если оно не с «желтым» ценником, то есть акционное.

— Частые «пивнушки» и «разливайки», расположенные в жилых домах, вызывают определенное раздражение у населения. Ваше мнение на этот счет?

— Мы считаем, что рынок должен быть цивилизованным, с устоявшимися правилами и законами. Неправильно, что в каждом доме располагаются «разливайки». Рынок водочной продукции максимально прозрачен. На сегодняшний день на рынке пива нет четкой учетной системы, не всегда можно отследить, откуда в этих «пивнушках» то или иное пиво.

— Пивные стеклянные и жестяные банки — неотъемлемая часть городского мусора. Задумывались о стимуляции переработки этого мусора? Или о новых технологически и экологически более интересных упаковках пива?

— В свое время мы этот вопрос изучали. Например, если вы посмотрите на Европу, то там бутылка оборачивается несколько раз, то есть потом эту тару производитель может использовать повторно. Похожая система была в СССР. Все мы помним пункты сдачи стеклянных бутылок. К сожалению, в современной России эта система не работает эффективно.

Например, наши металлические пивные кеги оборачиваются. Мы их развозим, потом собираем, подвергаем обработке и снова используем. Все наши побочные продукты сдаются на переработку: стекло, пластик, железные банки, поддоны, отходы солодового сырья и т. д.

— Почему для локализации пивзавода выбрали именно Чистополь?

— Несколько лет назад «Татспиртпром» модернизировал два своих завода в Казани и Усадах, в связи с этим мы поняли, что с точки зрения производства и логистики ликеро-водочный завод в Чистополе нужно будет закрывать. Но так как «Татспиртпром» — социально  ориентированная компания, нам было важно, чтобы люди не остались без работы. Рассматривались разные варианты, в итоге остановились на строительстве пивоваренного завода. Тем самым мы выполнили две задачи — трудоустройство людей и запуск перспективного для Татарстана проекта.

В связи с расширением мы активно продолжаем набирать сотрудников по нескольким направлениям — цех розлива и склад готовой продукции. Сейчас на заводе работает уже более 300 человек, а если в целом брать структуру сотрудников, то доля чистопольцев, работающих на заводе, составляет 85%.

— Как решаете для себя управленческие задачи? Всё-таки управлять коллективом, людьми непросто.

— Как говорил основатель «Икеа» Ингвар Кампрад: «Самый лучший пример — это свой собственный пример». Просишь сотрудника задержаться на работе — задерживайся вместе с ним, предъявляй к себе такие же требования, как и к людям, тебя окружающим.

Как бы это пафосно ни звучало, но ты должен знать, чем живет твой сотрудник. Они должны понимать, что ты ходишь с ними по одной земле. Нельзя закрываться от людей — сотрудник должен иметь возможность зайти к тебе в кабинет и обсудить любые вопросы.

— Как принимаете решение о том, доверять человеку или нет?

— Испытываю людей на практике. На самом деле через меня проходит большое количество резюме и, конечно, каждый старается на собеседовании зарекомендовать себя максимально положительно. Достаточно две недели поработать с человеком, чтобы понять его потенциал, увидеть, как он решает поставленные задачи.

Но и руководитель должен давать реальные сроки исполнения задач. Иначе из-за неадекватных сроков у сотрудника будет формироваться негатив, это отразится на атмосфере в коллективе. Поэтому я обычно спрашиваю у сотрудника, за какое время он решит задачу, и он сам мне называет дедлайн.

— Как относитесь к ошибкам, которые люди допускают?

— У меня есть несколько негласных правил, которых я придерживаюсь. Одно из них: ошибаться — это нормально, особенно когда решаешь новую для себя задачу. Но я сразу предупреждаю, что ошибаться по одному и тому же поводу можно не более двух раз. В третий я уже начинаю задумываться, насколько адекватно человек воспринимает сложившуюся ситуацию.

https://kazanfirst.ru/articles/487813